Петров и ВасечкинПриключения Петрова и Васечкина. Каникулы Петрова и Васечкина.Маша Старцева
Официальный сайт фильмов

Ссылки партнеров:





СТАТЬИ


VK   Twitter    Facebook  

Верните Аленикову «Принцессу»!

Три месяца назад в Союзе кинематографистов состоялся просмотр чернового монтажа новой картины Владимира Аленикова «Война Принцессы». Еще не готовый фильм было решено просмотреть и обсудить потому, что между постановщиком и его инвестором возникли противоречия в оценке картины. На обсуждение был приглашен ряд ведущих режиссеров, драматургов, критиков, прокатчиков, директоров фестивалей, единодушно признавших материал заслуживающим серьезного внимания, а будущую картину (она рассказывает о вражде молодежных группировок в провинциальном российском городке и истории любви современных Ромео и Джульетты) чрезвычайно важной в сегодняшней современной ситуации. К тому же у «Войны Принцессы» - это очевидно - неплохой кассовый потенциал. Вскоре после обсуждения в СК В.М.Алеников отбыл в США на переговоры, а события вокруг его картины тем временем продолжали развиваться… Корреспондент «СКН» встретился с режиссером в Российском Фонде культуры.

- Владимир Михайлович, во-первых, мы поздравляем Вас с присуждением звания заслуженного деятеля искусств России, а во-вторых расскажите, что происходит с «Войной Принцессы»?
- Вроде бы, все замечательно, я закончил съемки, смонтировал фильм и, поскольку у нас с моим инвестором и партнером возникла проблема дальнейшего финансирования, я попробовал поискать деньги на Западе. Там «Войну Принцессы» восприняли как событие, и из Лос-Анджелеса я вернулся с целым пакетом предложений по участию ряда известных кинокомпаний в нашем проекте: одни готовы взяться за «раскрутку», другие хотят заниматься пост-продакшном, то есть довести ее до конца, до победного финала. Есть компании, которые готовы взять на себя и американский, и всемирный прокат. Проявил серьезный интерес к фильму один из самых талантливых молодых американских композиторов Томас Морс, чей последних фильм «Большое оловянное кольцо» был только что номинирован на «Золотой глобус». Томас написал подробную аннотацию, как он видит музыкальную партитуру ленты, она вызвала мое полное одобрение, и сейчас он уже приступил к написанию музыки.

- Кого же не устраивает ваша работа?
- Кино, как известно, это мир интриг. Без них не бывает. Пока я вел переговоры в США, в одном из павильонов «Мосфильма», оказывается, кто-то снимал дополнительные эпизоды к моей картине. Ко мне позвонили с радиостанции «Наше Радио»: «Владимир Михайлович, к нам обратился некий композитор Фадеев, который попросил, чтобы мы сообщили, что вас отстранили от картины».
Я пояснил им, что это полная чушь: никто меня, режиссера, автора сценария и сопродюсера, отстранить от моей собственной картины не может. Я понимаю, чем вызвана активность композитора Максима Фадеева. С ним такая история: он вошел в контакт инвестором, партнером и сопродюсером, пока я снимал в экспедиции картину. Когда я вернулся, мне было сказано, что у нас есть композитор, который уже написал всю музыку. Я был поражен, поскольку впервые за свой многолетний опыт, услышал, что композитор написал музыку, не проработав хотя бы часа с режиссером и к тому же задолго до того как режиссер отснял картину. Я же все-таки не оперу снимал. В общем, музыка была уже написана. И даже готовы диски с саундтреком. Мягко говоря, это музыкальное произведение никакого отношения к картине не имеет, о чем я и заявил. Это, естественно, вызвало обиду у господина Фадеева, который теперь обзванивает редакции и радиостанции, чтобы объявить миру о своем существовании. Максим Фадеев рассказывал мне, что он написал музыку к ряду европейских картин, но найти хотя бы одну из них оказалось невозможно. Хвастал также, что пишет музыку к 30-миллионной голливудской картине «Белый тигр»: я был только что в Голливуде, интересовался, однако никто ни про такую ленту, ни про самого Фадеева не слыхал.
За время моего отсутствия г-н Фадеев привел своего клипмейкера Олега Погодина, который, видимо, решил въехать в кинематограф как режиссер за мой счет (он киновед по образованию). Ведь, действительно, это так просто - взять чужой материал, идею, которую ты не вынашивал, детей, которых ты не отбирал, с которыми не работал (а ребята прошли на картине хорошую школу актерского мастерства; как всегда, у меня была для них разработана система учебы, замечательные педагоги, которые всегда со мной работают и т.д.). Возьми не тобой придуманное кино, стилистику, разработанную другими людьми - и пожинай успех.
Г-да Погодин и его приятель лжесценарист Евгений Фролов активно предлагали мне свои услуги во время наших съемок. Они предлагали снимать серию рекламных роликов о фильме, о том, как идут съемки. Погодин даже приезжал ко мне в экспедицию в Одессу. Поскольку мы отказались от их услуг, то они, очевидно, решили влезть в мою картину другим путем. Это все компания творческих импотентов. Согласитесь, зачем зариться на чужое, если есть собственные идеи и замыслы в голове? Эти люди никогда не станут кинематографистами. За чужой счет художниками не становятся. Мне, честно говоря, даже жаль их. Сколько тратится сейчас сил, энергии на обзвоны редакций и пр. Что еще остается, например, г-ну Фролову, которому любым путем хочется приписать свою фамилию к моей и Дениса Родимина, как не ходить и не обливать меня грязью по всем углам, прибегая к откровенной лжи и клевете?
Короче, пока меня не было, Погодин, со своим оператором и художником (поскольку, естественно, мои оператор с художником, Максим Осадчий и Федор Савельев, отказались участвовать в этой дурно пахнущей истории) тайком доснимали мою готовую картину и дописывали наш с Денисом Родиминым сценарий.
В общем, ситуация фантастическая и парадоксальная! Согласитесь, когда фильм принимают даже в неготовом виде - это замечательно. Я привез контракт от компании, которая готова немедленно войти в работу. А тут идет грязная мышиная возня. Иначе не назовешь, ведь все делается исподтишка.
В конечном счете, это все неважно. Важно другое. Помимо того, что наша картина может прозвучать, как художественное событие (мне кажется, никто ничего подобного с детьми давно не делал - дети играют серьезные драматические роли), она может стать еще и социальным событием. Ведь когда вышла «Вестсайдская история» - а «Война» ее римейк - она оказала гигантское влияние на межнациональную рознь. Пошла на убыли и междоусобица, и вражда. Думаю, что и «Война Принцессы» становится все более актуальной в связи с продолжающейся войной в Чечне (у нас в картине герои - «кавказцы» и русские ребята).
Вот такова вкратце ситуация. Настроение у меня, несмотря на всю эту возню, затеянную вокруг моей картины, вполне оптимистичное. Ведь предложения, которые я получил, уникальны - не так часто нам предлагают такие услуги - и мы, надеюсь, ими воспользуемся. Мне нечего оправдываться, у меня есть кино. А когда люди находятся в ситуации «стремной», подвешенной, понимают, что рыльце у них в пушку, не уверены в себе, то они как раз и прибегают к «хитрым» методам - обращаются в редакции с просьбами передать дезинформацию, публикуют материалы, порочащие мое имя, имя моего оператора. Максим Фадеев, например, дал интервью в «МК», назвал замечательный материал, отснятый Осадчим «чудовищно бездарным видеорядом». А что еще можно сказать, если кино не подошло к твоей музыке и от твоих услуг отказались?

- Вас могут все же убрать из этого проекта?
- Повторяю, меня убрать невозможно, я - автор, режиссер и продюсер этого фильма. То, что сейчас делает Погодин по так называемой «доработке» картины, - чистой воды самодеятельность. Это добрая воля Погодина и человека, который дает ему на это деньги. Вот, собственно, все. Интересно, что со мной никто ни разу разговоров по поводу переделок не вел. Все происходит у меня за спиной: идут какие-то переговоры, нанимаются люди, они что-то делают. Зачем, для чего? От меня всячески скрывают суть происходящего. Но мне это и не очень интересно.

- Без согласования со своим сопродюсером вы можете отдать фильм американцам?
- Разумеется, нет. Мы с ним два партнера, два сопродюсера; в конечном счете, он вкладывал в проект деньги, и, разумеется, должен участвовать в судьбе ленты.

- Но может случиться, что вас действительно выведут из проекта?
- Не хочется думать о таких вариантах. Я полагаю, что мой партнер - человек здравомыслящий, а от таких предложений, которые нам сделали американцы, не отказываются. Любой толковый продюсер ухватился бы за них обеими руками.


© СКНовости, 2000
© Петр Беляев



Вы можете поделиться этой статьёй!
Просто выделите фрагмент текста или нажмите на кнопку: