Петров и ВасечкинПриключения Петрова и Васечкина. Каникулы Петрова и Васечкина.Маша Старцева
Официальный сайт фильмов

Ссылки партнеров:





СТАТЬИ


VK   Twitter    Facebook  

Петров? Васечкин? Алеников!

   "Недавно на встрече с детьми я попросил поднять руку тех, кто хоть раз к жизни был в кино. И ни одной руки. Представляете?! Возможно ли, чтобы в стране дети ни разу в жизни не ходили в кино?". С этого начался наш разговор с Владимиром Алениковым, секретарем правления Союза кинематографистов России, кинорежиссером, кинодраматургом, продюсером.

   Первый свой фильм "Сад" Владимир Алеников делал вне студии. Актеры - Джабраилов, Дворжецкий, Жариков, Соловей, Евдокимова - снимались бесплатно, пленка покупалась на задворках у операторов, фильм по ночам монтировался на "Мосфильме", а дикторский текст Смоктуновский записывал в собственной ванной. Это был 1973 год, когда профессиональное кино вне студии не представлялось. Когда картина была сделана, выяснилось, что ее и показать нигде нельзя, она - не государственная, не советская. И она легла "на полку", то есть к режиссеру под кровать. С этого и началось его кино. Затем он придумал новую картину - "Комитас". О великом армянском композиторе Комитасе, сошедшем с ума во время резни. Ка-толикос всех армян, польщенный знанием Алениковым французского языка, дал ему какие-то средства, костюмы и разрешение снимать в церквях. Полтора года Алеников проработал в Армении, но доделать картину ему не дали. Было решено уничтожить отснятый материал. Аленикову удалось тогда спасти несколько коробок отснятой пленки, из которой он позже смонтировал несколько сцен. Свою третью андеграундовскую картину "Комната смеха" Алеников снимал, уже зная, что в СССР у нее не будет никаких шансов на прокат. Начались трудные времена для режиссера. И тут появился Александр Хмелик и "Ералаш". Алеников снял 30 потрясающих сюжетов. Далее снимал фильмы "Жил-был настройщик", "Приключения Петрова и Васечкина", "Каникулы Петрова и Васечкина", "Нужные люди", "Пробуждение", "Биндюжник и король" "Феофания, рисующая смерть" и многое другое. Ставил спектакли по собственным пьесам в Америке и России - "Дитя мира", "Белый "Мерседес", "Поиски любви". В декабре 1998 года состоялась ретроспектива фильмов Владимира Аленикова, и "Сад", 25 лет покоившийся под кроватью режиссера, наконец, был показан на широком экране.


   — Сейчас вы являетесь председателем Комитета по детскому кино Союза кинематографистов России. Что же у нас сейчас происходит с фильмами для детей?

   — В целом - беда. И причин у нее много. Одна из них заключается в том, что, к сожалению, к детскому кино в последнее время имели отношение люди крайне нечистоплотные. Сейчас идет аудиторская проверка, и выясняется, что все деньги, большая часть которых давалась моей родной студии Горького на детские фильмы, перекачивались во внутрисозданные частные предприятия - типа ООО "Пешков" или ООО "Алексей Максимович". Затем они были проданы в штат Делавер (США), и туда же ушли все деньги. Студия разворована до нитки. Детский фонд свои задачи не выполнял. Поэтому все безумно печально. Пожалуй, только одному Владимиру Грамматикову удавалось за это время снимать детское кино. Сейчас он возглавил студию Горького, и я связываю с этим огромные надежды - впервые за долгие годы на посту ру-ководителя студии оказался человек, по-настоящему преданный своему делу. Детское кино не только важнейшая часть в воспитании наших детей, это - один из самых серьезных бизнесов. В той же Америке детское семейное кино - самое рентабельное. Вспомните - "Инопланетянин", "Парк Юрского периода", "Звездные войны". Это самые доходные фильмы всех времен и народов. В СССР - "Золушка". Кино вообще и детское кино в первую очередь может приносить государству огромный доход. Так, Голливуд приносит до 25 процентов. Так что наше кино просто обязано возродиться.

— Что уже сделано для этого?

   — Пока что одна из наших основных идей - создание Детского национального телеканала. У нас уже есть договоренность с руководством "Культуры", что на один день в марте эфирное время будет отдано лучшим детским программам, которые производят более 40 региональных студий. Мы хотим показать, каким может быть детское телевидение. Планируем возродить и детские кинонедели, когда по всем кинотеатрам страны шли фильмы для детей. Мы очень надеемся перестроить взаимоотношения с Госкино. Сейчас в экспертной комиссии, которая определяет, какому проекту дать ход, 43 человека, и только двое из них представляют детское кино. А ведь именно это направление два года назад постановлением Госкино признано приоритетным. Вообще я считаю, что за несколько месяцев мы продвинулись. Сейчас объявили конкурс на лучший детский кинопроект, организовываем Московский центр детского кино, вернули себе членство в СИФЕЖе (это международная организация кино для детей и юношества, из которой мы выпали на много лет), восстанавливаем Детский Международный кинофестиваль и многое другое.

   — Кто сейчас занимается этими проектами?

   — Сейчас впервые за долгие годы начал активно функционировать Комитет по детскому кино Союза кинематографистов. Нас уже собралась целая команда. Это Юрий Попович, возглавляющий Московский детский учебный телецентр, Борис Грачевский, Александр Хмелик, с которыми мы делали "Ералаш", Михаил Юзовский, наш "сказочник", режиссеры Владимир Грамматиков, Усман Сапаров, Иван Попов, Геннадий Васильев, генеральный директор анимационного фестиваля "Золотая рыбка" Виктория Лунина, писатели Юрий Перов, Григорий Остер, Владимир Железников и другие.

   — Снимаются ли сейчас сюжеты для любимого всеми "Ералаша"?

   — Госкино должно "Ералашу" огромные деньги. Сценарии написаны, есть команда, кое-что снимается, но все это с невероятным трудом. Кроме того, "Ералаш" же не просто сюжетики. Это уникальная работа. Чтобы на протяжении двух-трех минут рассказать смешную историю, найти изящную кинематографическую форму и чтобы дети были обаятельными? Да это высшая математика. К этому допускались режиссеры самого высокого класса. А сейчас... Знаете, я преподаю режиссуру, и ни один из моих студентов не собирается заниматься детским кино. Это направление сегодня никак и никем не поддерживается.

   — Для того чтобы снимать детское кино, видимо, действительно нужен особый талант. Как вам удается находить подход к маленьким артистам?

   — Кажется, Сергея Михалкова спрашивали, "что такое детские стихи, как их писать?", и он ответил: "Так же, как и для взрослых, только лучше". Хорошая детская картина всегда интересна взрослым. И тогда это настоящее семейное кино, которое смотрят по многу раз. Работа с детьми, конечно, сложнее, чем с взрослыми, и требует гораздо больше терпения, изворотливости, большего обилия приемов. Понимаете, каждый ребенок - другой и к каждому нужен особый подход. Детский режиссер - это еще и педагогическая работа. Мне, кстати, очень помогает то, что я пять лет отработал в школе учителем.

   — Наталья Защипина рассказывала, что на съемках ей долго не удавалось заплакать. Тогда Фаина Георгиевна Раневская применила свой прием - дала ей затрещину...

   — Я не даю затрещин. А чтобы человек заплакал, сейчас есть много способов - гримерный карандаш или дать что-то понюхать. Я уверен, если правильно построить работу, то ребенок где надо и заплачет, и искренне засмеется. В каждом из нас с детства заложен талант лицедейства. Когда человек взрослеет, и это не развивается, то этот талант атрофируется и уходит. И когда потом ему предлагают что-то играть, он зажимается, цепенеет перед камерой, совершенно забыв о том, что в детстве он был совершенно свободен. Можно было поставить десять камер, и он перед ними был бы естественен и органичен. Моя задача - не дать органике уйти, подхватить и вытащить ее. В Штатах мне пришлось отбирать детей для одного своего проекта, и я был потрясен, когда входили дети с улицы по объявлению и на "раз" выполняли самые сложнейшие задания. Каждый был суперзвездой в нашем понимании - настолько они свободны и раскрепощены. У нас дети намного более зажаты. Но, думаю, будет меняться наша страна, будут меняться и дети. Они уже изменились по сравнению с детьми 10-20-летней давности. И работать с ними легче, и можно делать фантастические вещи, если, конечно, вкладывать в это огромный труд.

   — Вы встречаетесь со своими актерами, поддерживаете с ними связь? Кстати, кем сейчас стали Петров, Васечкин, Маша Старцева?

   — Когда в декабре 1998 года шла ретроспектива моих фильмов, приехали и Петров, и Васечкин, и Маша Старцева, сейчас уже достаточно известная актриса театра Пушкина Инга Ильм, у которой за плечами 28 картин. Васечкин - Егор Дружинин - закончил ЛГИТМиК, работал актером в ТЮЗе, затем уезжал в США, где учился в одной из самых знаменитых балетных школ и получил золотую медаль на конкурсе степистов, а сейчас вернулся и занимается тем, что ставит "движение" нашим "звездам" - от Киркорова до "Блестящих". Петров - Дима Барков - небезуспешно занимался бизнесом, сейчас учится во ЛГИТМиКе. Совершенно не обязательно, чтобы ребенок, снявшись в фильме, впоследствии стал актером, но с этими ребятами мы прожили на наших фильмах два с половиной года, и как бы Инга Ильм ни мечтала поступать на биофак и сколько бы она ни говорила про белых мышей, я уже тогда знал, что мышей не будет. Когда маленький человек ощущает свою нужность, видит реакцию тысячи людей, потом от этого отказаться безумно сложно. И другого пути у моих героев не было.

   — Каковы ваши планы, какими проектами сейчас заняты?

   — Это будет фильм "Война Принцессы". Может быть, это будет самым важным из всего, что я делал. До этого самым значительным своим фильмом я считаю свой документальный фильм "Пробуждение" о событиях августа 1991 года. Тот фильм был случайным, спонтанным, я просто оказался, как говорят американцы, в нужное время в нужном месте. К этой же картине я шел давно. Это своеобразная современная история о Ромео и Джульетте, происходящая среди уличных подростков. Понимаете, камера будет стоять низко, ведь в этой картине нет ни одной взрослой роли, одни дети. Это детский мир любви, ненависти, смерти. Что меня подвигло к созданию этой картины? Конкретные жуткие случаи. Еще когда я начал сотрудничество с МВД - делал сериал "Короли российского сыска", - увидел сводки детской преступности в стране, которая росла с геометрической прогрессией. У меня собралась целая папка газетных статей на эту тему и за последние месяцы она разбухла втрое. Например, в двух километрах от Москвы есть такой городок Рентген, в котором одни бараки и хрущобы, а дети в нем живут, как в гетто, даже никогда не бывая в Москве. Живут ненавистью... и любовью. Живут взрослой жизнью, и это неправильно.

   — Кто будет финансировать этот проект?

   — Общественный фонд поддержки кинематографа "Открытое кино", председателем которого я являюсь. К слову сказать, генеральным директором фонда стала замечательная женщина Лариса Александровна Пильх, возглавляющая "ICG-VIP" клуб. И при его помощи мне уже удалось осуществить несколько проектов, среди них - спектакль "Поиски любви".

   — Как вы попали в Голливуд? И расскажите, как вам удалось очаровать видавших виды голливудских продюсеров?

   — Попал практически случайно. Мог ли советский режиссер, которого и за границу-то никогда не пускал и, думать о том, что поедет в Голливуд? Но меня послали с "Биндюжником и королем" на фестиваль в Лос-Анджелес. И абсолютно неожиданно вокруг фильма возник некий бум. О нем писали, говорили, я слышал слова, которые я не слышал никогда и не надеялся услышать, - "шедевр", "гениально" и так далее. После семнадцати лет моих хождений началась сказка - "фабрика грез", продюсеры - "что вы хотите ставить?" Сумасшедший дом. Но я сделал ошибку, о которой, впрочем, не жалею. Если всерьез думать об успешной карьере в Штатах, то, конечно, не надо было начинать со сценария, посвященного средневековой Руси. Кончаловский таких ошибок не делал. "Время тьмы" - в русском прокате "Феофания, рисующая смерть" - не имела широкого успеха в Америке из-за ее тематики. Но все равно в США я застрял на несколько лет - работал по контрактам, снимал фильмы, передачи, рекламу, преподавал кинорежиссуру в Лос-Анджелесском университете. Словом, ни от чего не отказывался.

— Чем вы занимались, когда вернулись в Москву?

   — Снимал документальный фильм о спасателях, сериал "Короли российского сыска" с Арменом Джигарханяном, также продюсировал и частично снимал телевизионный сериал "Любовь великих" (любовные истории великих людей с Николаем Караченцовым и Тамарой Таной). Ужасно жалко, что эти проекты из-за отсутствия средств приостановлены.

   — У нас режиссеры, в основном, работают в одном жанре. Вы же постоянно ищете, пробуете, открываете...

   — Мне неинтересно делать одно и то же, повторять то, что я уже открыл для себя. Вот я попробо-вал, понял, что у меня это получается, и дальше эксплуатировать это мне скучно. Поэтому я ищу для себя все время что-то новое. И мой проект - "Война принцессы" - будет сделан в необычном для меня жанре. Для меня всегда примером был замечательный французский режиссер Луи Маль, который снимал и комедии, и вестерны, и драму. Профессия режиссера представляет собой конгломерат всех возможностей. Я думаю, что режиссер-профессионал должен уметь работать в любом жанре.

Лариса ИВАНОВА
© "Российские вести"
3 марта 1999 г.



Вы можете поделиться этой статьёй!
Просто выделите фрагмент текста или нажмите на кнопку: