Петров и ВасечкинПриключения Петрова и Васечкина. Каникулы Петрова и Васечкина.Маша Старцева
Официальный сайт фильмов

Ссылки партнеров:





СТАТЬИ


VK   Twitter    Facebook  

Вопросы «Литературной России»

- Владимир Михайлович, вы – человек крайне разносторонний, за вашим творчеством трудно уследить. Расскажите, чем сейчас занимаетесь?

Разными вещами. Я – художественный руководитель киностудии РЦСДФ (Российская Центральная студия документальных фильмов), кроме этого преподаю – веду режиссёрскую мастерскую в творческом объединении Арткино, заканчиваю картину, в эти дни идёт постпродакшн, надеюсь, фильм будет готов к концу лета, пишу новый сценарий, веду еженедельный видеоблог на сайте www.infox.ru, в начале июня еду в жюри международного кинофестиваля в Риме и т.п.

- На днях выходит ваша книга «Сумерки в спальном районе». В аннотации значится - «первый в России роман-триллер с саундтреком». Как пришла идея создать к роману звуковую дорожку? Кто автор музыки? Станет ли такой жанр популярен среди других писателей?

Издательство «РИПОЛ Классик», понимая, что книга необычная, решило и презентовать её читателям необычным путём. Рукопись была разослана целому ряду талантливых музыкантов, и многие из них, прочитав книгу, с большим интересом откликнулись на идею поучаствовать в саунд-треке к ней. На диске, который станет частью книги, можно будет услышать песни и композиции, передающие специфическую атмосферу и интонацию книги, и даже частично связанные с её содержанием. Насколько это станет популярным, мне пока судить трудно, это ведь первый подобный опыт.

- Я прочитала обе части «Сумерек» в один день. Не покидало ощущение, что, у каждой части – свой автор. Если в первой книге как в колоде карт собраны различные, но практически равнозначные по своей мерзости человеческие типы, то вторая часть – самый настоящий психологический триллер с захватывающим сюжетом и присущим ему напряжением. Такое различие было задумано изначально или вы решили изменить жанр по ходу создания романа?

Я рад, что вы это подметили. Я специально менял жанр, мне хотелось попробовать разные ипостаси хоррора. Если «Спальный район» я отношу к жанру, который называю «переплетения», то «Сумерки», вы совершенно правы, это уже психологический триллер с элементами детектива. Во всей этой серии («Сумерки в спальном районе» - первая книга подобного плана, готовы к изданию ещё несколько) каждый последующий, написанный мною роман – очередная новая ипостась этого интереснейшего жанра. Мне хочется перепробовать все его возможности.

- Кстати, некоторые сюжетные различия тоже присутствуют – например, в первой части говорится, что дядя Митя крайне редко видится со своим племянником-артистом, а второй – что они часто встречаются. Это воспалённое воображение племянника-артиста нас запутывает, или вы сознательно решили изменить какие-то детали во второй части?

Это, конечно, воображение моего героя Кирилла Латынина. Вообще дядя Митя переехал на страницы «Сумерек» из моей первой книги, написанной в жанре хоррор – «Ублюдки», вышедшей несколько лет назад.

- В той же аннотации можно прочитать: «самый черный роман в новейшей отечественной литературе», «невообразимые подробности частной жизни», «шокирующая реальность» - вы сами согласны с такими определениями или издатели снова вас недопоняли?

Я эту аннотацию не читал. Насколько это «самый чёрный роман», мне судить трудно, я не успеваю следить за всем, что выходит, но то, что книга эпатажная, спора нет, вы, я думаю, и сами в этом убедились, прочитав её. Женщинам, кстати, я бы не очень рекомендовал её читать, они натуры впечатлительные и легко могут лишиться сна на несколько ночей. А мои друзья резко разделились по отношению к этой вещи. Одни в ужасе упрекают меня в том, что я написал что-то запредельное, а другие, напротив, в полном восторге. Журналист Александр Кушнир, прочитав книгу, сформулировал свои впечатления следующим образом: «Стивен Кинг и Тарантино в одном флаконе». Для меня это крайне лестное определение, я безусловный поклонник обоих художников.

- А что за история была с книгой «Ублюдки», в аннотации к которой издатели написали, что «Петров и Васечкин выросли и превратились в монстров» и с реакцией читателей?

Питерское издательство «Лимбус-Пресс», выпустившее «Ублюдки», не согласовало со мной аннотацию, которую разместило на задней странице обложки. Я был бы, разумеется, категорически против, так как никакого отношения мои Петров и Васечкин к этой книге не имеют, это полный бред. Но издательство решило выехать на раскрученном бренде и использовало такой рекламный ход. Мне обложку даже не показали. Я теперь думаю, что это было сделано специально, так как моя реакция была предсказуемой. Короче, фанаты Петрова и Васечкина (а их тысячи, загляните на сайт www.vasechkin.ru) забросали меня возмущёнными письмами с упрёками в том, что я растоптал светлые образы моих же героев. Так что я вынужден был обратиться к читателям с открытым письмом, где объяснил, что произошло. С «Лимбусом» же мои отношения на этом закончились.

- Ваши герои живут в спальном районе Москвы Бирюлёво, где и происходят описываемые вами жуткие события. Как вы думаете, местность, в которой проживает человек, действительно влияет на его образ мыслей, на его поступки?

Безусловно. Северяне резко отличаются от южан. Характер совсем другой, и соответственно, манера поведения, образ мыслей. Влияет всё – климат, антураж, ландшафт. Одно дело, скажем, горец, другое – житель равнины. Между городскими жителями и деревенскими тоже огромная разница. Равно как и между обитателями разных городов. Я, скажем, родившийся и выросший в Питере, всегда узнаю земляков, а в Москве до сих пор ощущаю себя эмигрантом, хотя живу здесь долгие годы. Спальный район, разумеется, тоже оказывает влияние на своих обитателей.

- Вы, кстати, писали книгу, находясь не только в Москве, но и в Калифорнии. Влияло ли ваше местоположение на героев книги? Где легче писалось?

В Калифорнии писалось легче, просто было меньше отвлечений, в Москве у меня всегда полно дел, поэтому сложнее сосредоточиться на письме. Кроме того некое отстранение, даже физическое, мне кажется, всегда идёт на пользу делу. Воображение начинает лучше работать.

- Вы придумываете своих героев или у них есть реальные прототипы? Если есть, расскажите, пожалуйста, о них подробнее.

Это зависит от книги. Те же Петров и Васечкин, скажем, это были мой друг детства Петя Брандт, нынешний питерский поэт, и я. В «Поисках любви» главный герой Виктор Гордин тоже перенял многие мои черты. У одной из героинь романа «Звезда упала» реальный прототип в лице бабушки моей жены, искавшей по госпиталям после войны своего пропавшего без вести мужа и, в конце концов, нашедшей его. Что же касается «Сумерек в спальном районе», то почти все герои этой книги появились на свет самостоятельно, без каких-либо прототипов, за исключением, пожалуй, урождённой княгини Шаховской и ещё одного персонажа, о котором я умолчу, поскольку это человек известный.

- Мне показалось, что вы сознательно вводите в повествование несколько нереальную девочку-смерть, которая бродит по ночам по Бирюлёво и прокусывает глотки взрослым мужчинам, воображая себя вампиром, чтобы читатель всё-таки почувствовал грань между повествованием и реальностью и с облегчением сказал: «Так не бывает!»

Не могу согласиться. Девочка-Смерть для меня столь же реальна, сколь и остальные обитатели моего Спального района. Чем она хуже почтальона Никиты Бабахина, воспылавшего страстью к медведю, или любого другого персонажа этой книги? Девочка-Смерть – это просто новое юное поколение монстров, порождаемых вязкой атмосферой обитания.

- Планируете ли написать продолжение?

Уже написал. Не впрямую, но продолжая исследовать жанр. Я уже говорил, что в издательстве «РИПОЛ Классик» лежит ещё несколько моих новых романов, ждущих своего часа. Сначала посмотрим, как читатели примут «Сумерки…».

- Расскажите о том, что ещё происходит в вашей литературной жизни и о дальнейших литературных планах.

Только что в издательстве «Зебра Е» в серии «Наш ХХ век» вышла моя большая книга «Случайные закономерности». На прошлой неделе она появилась во всех крупных книжных магазинах. Эта книга - определённый итог моей многолетней литературной работы. Под одной обложкой соединилось многое. Туда вошли и стихи, и поэтические переводы, и вещи, написанные для детей, и воспоминания, и проза из разных книг, в том числе есть несколько новелл из «Спального района». Другая книга, которой я горжусь, вышла недавно в издательстве «Мир искусства» и называется она «Свой почерк в режиссуре». Мне кажется, что за последние несколько десятков лет это первое, изданное в России, практическое пособие по кинорежиссуре. Поскольку я не теоретик, а практик, то и советы даю, исходя только из собственного опыта и на основе мною же сделанных ошибок. Я знаю, что это крайне полезная книга для всех, кто всерьёз интересуется кино, я получаю на неё многочисленные благодарные отклики.
Что касается ближайших книг, то в издательстве «Водолей» в серии «Мастера перевода» готовится к выходу сборник моих избранных поэтических переводов, в основном с французского и испанского. Туда войдут стихи Жака Превера, Поля Верлена, Мигеля Эрнандеса, Хосе Марти, Рубена Дарио и других поэтов, которых я переводил.
А «РИПОЛ Классик» в ближайшее время выпускает также серию моих книг для детей. Там и новые приключения Петрова и Васечкина, и книга в стихах «Рифматизм Петрова и Васечкина» (они заболели рифматизмом и стали всё рифмовать), и сборник разных моих сказок, некоторые из которых легли в основу известных мультфильмов, такие, скажем, как «Пантелей и Пугало» или «Чучело-Мяучело», и сказочная повесть «Богатырская история», и многое другое.
С этим издательством меня связывают разнообразные планы, в частности, готовим книгу очерков и воспоминаний «Умирающий лебедь на фоне корриды». И ещё очень жду издания последнего своего романа «Странники терпенья», это там же, в «РИПОЛе».

- Сейчас принято говорить о кризисе российского кино, из которого практически невозможно выкарабкаться – денег на новые фильмы дают только определённому кругу режиссёров, в прокат берут совсем немногих, бал правит Голливуд. Согласны с этим?

К сожалению, спорить с этим трудно. Ситуация крайне тяжёлая. Детские и семейные фильмы, к примеру, вообще отсутствует в нашей киноиндустрии, это при том, что они относятся к одному из самых коммерческих жанров на свете. Наши дети воспитываются пусть и на хорошем кино, но на чужом. Разве это нормально?
А студия РЦСДФ, на которой я работаю, старейшая киностудия страны, обладательница премии «Оскар», просто гибнет, её сживают со света. В общем, это отдельная тема для большого разговора.

- Насколько отличается подход к кинопроизводству в России и в Америке?

Принципиально отличается. Это тоже отдельная тема. Поверьте, отличий очень много и, к большому сожалению, не в нашу пользу.

- Встречаются ли самородки среди молодых российских режиссёров, например, на проекте «Арткино»?

Да, безусловно. Кстати, спецкурс, который я сейчас там веду – «Работа с актёрами», разительно отличается от всех предыдущих. В основном он состоит из активно работающих в кино и на телевидении молодых режиссёров, закончивших ВГИК или Высшие режиссёрские курсы. Это совершенно новая тенденция, раньше я с этим сталкивался только во время своего преподавания в киношколе Лос-Анджелесского университета, это там профессионалы постоянно продолжают учиться и тренировать себя, а у нас это было не принято. Так что меня это очень радует. Так вот на этом курсе есть несколько очень талантливых людей. В частности, Алексей Андрианов, снявший «Шпиона».

- Над чем сейчас работаете в кино?

Как продюсер недавно закончил американскую картину «Голливудский мусор». Её снял молодой режиссёр, мой сын Филипп Волкен, это его дебют в большом кино. Только что она получила приз «За лучшую комедию» на кинофестивале WorldFest в Хьюстоне. А как режиссёр заканчиваю картину, над которой мучаюсь уже давно. Это любовная подростковая драма. И, разумеется, готовлю новые проекты.

- И что же это за проекты, если не секрет?

Я - жанровый писатель и жанровый режиссёр. Делал комедии, мюзиклы, детективы, триллеры, драмы. Сейчас мне крайне интересен замечательный жанр хоррор/триллер. В частности, написан сценарий по мотивам «Сумерек в спальном районе». Я мечтаю снять эту картину. Она будет включать в себя элементы и психологического исследования, и детектива, и любовной драмы, но в первую очередь это, конечно, триллер. Прямых аналогов задуманному проекту в отечественном кино я пока не знаю. В мировом кино могу сослаться на любимого мною замечательного режиссёра Альфреда Хичкока и на его знаменитый фильм «Психо», также замешанный на психоанализе, номинированный на Оскара, получивший много других наград, вызвавший массу подражаний, ремейков и ставший одной из вершин этого сложного жанра киноискусства. Для меня это ориентир, которому я бы хотел следовать. Идея создать отечественный оригинальный фильм такого плана представляется мне чрезвычайно заманчивой и перспективной.


© Литературная Россия
июнь, 2012



Вы можете поделиться этой статьёй!
Просто выделите фрагмент текста или нажмите на кнопку: